Новости
11 апреля 2018, 02:34

Мать спасает дочь от отца-педофила

Почему суд отказался лишать родительских прав 35-летнего Николая Крылова, обвиненного в насилии над своим ребенком Дина КАРПИЦКАЯ kp_ru_msk

Домашнее насилие - словосочетание, которое у нас так не любят. Для одних это что-то типа мифа, не требующего постороннего вмешательства: «Муж и жена сами разберутся». Для других - настоящий ад, где абсолютны беззащитность и беззаконие. Для Лены Зайцевой (имя и фамилия изменены в рамках защиты свидетелей) семейная жизнь таким адом и обернулась.

«НЕПРАВИЛЬНЫЕ У ТЕБЯ СИСЬКИ»

А в начале своего пути, в 2010 году, Лена с Николаем ничем не отличались от других пар.

- Мы оба в Москве приезжие: я - студентка медуниверситета из Донецкой области, он - из Краснодарского края, работал в «Лаборатории Касперского», высококлассный айтишник, - начинает свой рассказ Лена. - Познакомились, стали встречаться и быстро съехались, вместе сняли квартиру. Через два года родилась дочь Алена.

С появлением ребенка идиллия кончилась. Колю раздражало все. Что малышка кричит по ночам, что я не так кормлю: «Какие неправильные у тебя сиськи», - орал он. Побои, драки - все это стало нормой нашей семейной жизни. Сколько раз я вызывала полицию, сколько раз соседи это делали, слыша крики, - ни одно мое заявление не дошло до заведения уголовного дела. Агрессия становилась все сильнее. «Сейчас я отрублю Алене пальцы и заставлю тебя их съесть», - орал он в приступах бешенства.

Я понимала, что надо уходить. Но куда? Из близких у меня никого, ни денег, ни жилья. Втайне от него нашла подработку в интернете, стала копить деньги, чтобы съехать.

Когда дочке было восемь месяцев, мы поехали в гости к его маме. Я надеялась, что свекровь как-то образумит сына. Но когда Коля начал меня бить, она только сказала: «Коля, ты поаккуратнее, чтобы по ребенку не попасть». Выяснилось, что его покойный отец был тираном. Это стало для меня последней каплей.

По приезде в Москву поставила жесткое условие - или ты уходишь, или мы с дочкой съезжаем от тебя. Николай ушел сам и даже помогал с оплатой съемной квартиры.

Навещал Алену, гулял с ней в парке. Обычный воскресный папа...

Николай украл дочку на глазах у матери. А его помощник снял всю сцену на видео. Фото: youtube.com

ПОХИЩЕНИЕ ПЕРВОЕ: «СКОРО БУДЕТ ДВА ТРУПА»

Но пока Лена училась жить новой жизнью, Коля готовился к мести.

- Перво-наперво он вписал свое имя в свидетельство о рождении Алены (брак был гражданским, в этом случае отец может не вписывать свое имя при регистрации. - Авт.), установив отцовство через суд (при рождении этим не озадачился). Набрал кредитов в банке почти на 7,5 миллиона рублей, которые не собирался возвращать. Уволился с работы, поменял жилье. Нанял профессионального киднеппера Георгия Алпатова (см. «Справку «КП»), тот помог ему разработать план похищения нашего ребенка.

Есть видео того, как все произошло. (Коля с дочкой на руках бежит от детского центра и прыгает в машину. За ним следом Лена. Она истошно кричит: «Помогите! Похищают ребенка!» - и пытается открыть заблокированную дверь авто. Машина уезжает, Лена остается. - Авт.) Всю эту безобразную сцену Алпатов снимал на видео из соседнего авто. Как отчет о проделанной работе.

Я побежала в полицию. Но ребенка отказались искать: «Он отец, имеет право». А тем временем по науськиванию этого киднеппера, наш «папа» подает всякие заявления на меня в органы, что я якобы собираюсь ребенка увезти в зону боевых действий в Донбасс... Но план их провалился: Алена сильно заболела.

Коля сам позвонил мне: «Приезжай ее лечить». Он снял квартиру в Подольске. Я приехала, а он нас запер там на ключ. Сутки мы просидели. Он согласился вызвать «Скорую», когда я в отчаянии заявила: «Коля, здесь скоро будет два трупа - Алена умрет, и тогда или я тебя убью, или ты меня». Врачи тут же госпитализировали девочку с острой пневмонией.

В этот день в палате случилось первое признание. Она сказала: «Мама, у тебя молоко вкусное, а у папы нет» (девочке было 2,5 года, Лена еще кормила ее грудью. - Авт.). Я подумала, что он ее кислым молоком поил. Но дочь пояснила: «Молоко из писюна».

Я не знала, что делать. Пока были в больнице, списалась с центром помощи женщинам, подвергшимся насилию. Когда дочке полегчало, мы сбежали из больницы.

Нам разрешили пожить в квартире у одного психолога. Я, конечно же, сразу пошла в полицию с заявлением, что подозреваю педофилию. Его приняли, но сначала отправили в одно отделение (по месту регистрации), потом в другое (по месту произошедшего - в Подольск), потом еще куда-то. Сейчас я знаю, что по закону тут же должны были назначить психологическую экспертизу и много других действий, но ничего этого не было.

После первого похищения Аленки Лене удалось увидеться с дочкой, только потому что малышка тяжело заболела. Вместе они попали в клинику... Фото: Личный архив

ПОХИЩЕНИЕ ВТОРОЕ: «ВГЛЯДЫВАЛАСЬ ВО ВСЕХ ДЕТЕЙ»

Прошло две недели, Лена уехала жить на другой конец города.

- Я не знаю, как Коля меня вычислил. Ведь я сменила и номер телефона, и адрес. На него работал Алпатов, а также частные детективы.

Найдя меня, Крылов сыграл в «хорошего мальчика». «Дорогая, прости, я больше никогда не буду Алену похищать». Конечно, я спросила, что это за история с молоком. «Да ты что? Девочка что-то не так поняла, может, в телевизоре какую-то фразу услышала». И я ему поверила.

Заявление мое о педофилии где-то потерялось. Между тем Коля вроде как исправился. Приходил к дочке, приносил подарки, продукты.

Я все равно боялась оставлять их один на один. Но тут сильно заболела, лежала с температурой. Он приехал и говорит: ты полежи, а я пойду с Аленой в торговый центр в детскую комнату поиграть. Я их отпустила... А через некоторое время пришла СМС: «Я уезжаю из Москвы на заработки. Всю ответственность за Алену беру на себя. Желаю удачи!» В ту секунду я осознала - он действительно педофил...

И все! Они пропали. Коля даже машину бросил (она так и осталась закрытая во дворе). Где я только не была, какие только заявления не писала. И во всех отделениях полиции, и в СК. И это еще у меня видеозапись была слов дочки про «папино молоко». Обратилась в СМИ. После выхода сюжета на ТВ ко мне домой приехали полицейские, взяли образцы ДНК, но на этом все и закончилось. От отчаяния просто ходила по московским дворам, ездила в Подольск, вглядывалась во всех детей, вдруг увижу...

...но Николай не собирался оставлять ребенка жене. Он продумал целую операцию, чтобы снова забрать девочку. Фото: youtube.com

«СКАЖУ АЛЕНЕ, ЧТО МАМЫ БОЛЬШЕ НЕТ...»

Николай объявился сам ближе к середине весны 2015 года.

- Мне стали приходить СМС с какого-то интернет-ресурса: «Ты все равно нас не найдешь», «Я пока еще не говорил Алене, что ты умерла, но скоро скажу»... Параллельно, как потом выяснилось, Николай узнавал все новости, что дело на него так и не завели, что никто их не ищет, кроме меня. К лету он почувствовал себя настолько безнаказанно, что стал выходить в skуpe.

Оказывается, они с Аленой где-то в Таиланде. Я побежала в полицию, но они только плечами пожали. А Коля все чаще выходил на связь. Он писал страшные вещи, как знакомится в сети с подростками и занимается с ними виртуальным сексом: «Ни с одной бабой такого оргазма я не испытывал, я уже знакомств со взрослыми и не ищу. Понимаю, что нормальные люди так не делают. Это какая-то, с.., параллельная жизнь... В реале я Коля, а там «Олег», «Марина»... И все эти Олеги тупо педофилы. А главное, я знаю, что так делать нельзя и что могут поймать и наказать. Но это не останавливает!!!» (Скриншоты переписки есть в распоряжении редакции. - Авт.)

Однажды он заявил: «Я в реале боюсь, что могу и дочку когда-нибудь трахнуть, а потом буду жалеть... Разве это не жесть?» Не могу передать, что я чувствовала тогда... Я написала, что не верю ему, что он просто издевается. Тогда он скинул видеозаписи (позже именно они легли в основу уголовного дела против отца-педофила. - Авт.). На одной моя дочь стоит голая у экрана, на котором идет детское порно. За кадром голос Крылова: «Видишь, что девочка делает? Это она с папой, она хорошая девочка и любит своего папу. А ты любишь? Ты будешь так делать?» На другом видео Алена показывает, как надо делать, чтобы у папы пошло «молоко»... Конечно же, с этими записями я побежала в полицию. Тем временем он стал писать, что летит в Россию.

САМА ВЫЧИСЛИЛА, ГДЕ ДОЧЬ

Лена вела себя с преступником психологически очень верно. Никто ее не учил этому. Просто каким-то нутром, женской интуицией, инстинктом самосохранения поняла - как надо. И ей удалось не спугнуть сумасшедшего отца, наладить с ним контакт и в итоге добраться до дочери.

- Он мне доверился... Писал о всех перемещениях, я примерно понимала, где они и куда движутся. «Мы в аэропорту, скоро вылетаем». «Мы в Дохе, тут много золота». Благодаря электронным табло всех аэропортов я примерно предположила, во сколько они приземлятся в Москве, и приехала в «Домодедово» к этому часу. Стояла у выхода с международных рейсов и ждала. Крылов и Алена вышли самыми последними, когда я уже почти потеряла надежду... Девочка сразу узнала меня, бросилась на руки. То, в каком состоянии она была, я вспоминать не могу - длинные грязные ногти, на голове огромный колтун из волос, одежда грязная, тело в болячках и незаживающих язвах. От нее пахло, как от бомжа, не знаю, как их вообще в самолеты-то сажали. Оказывается, за все это время (5 месяцев) он Алену даже ни разу не мыл.

Устраивать побег тут же в аэропорту было бессмысленно. Вместе мы отправились в съемную на сутки квартиру. Дочь по дороге рассказывала о всех их «играх», что и где папа трогал, чему учил ее. А он только плечами пожимал: «Ну я же тебе говорил». Меня трясло, но держалась из последних сил. Главное, дождаться удобного момента и сбежать. Крылов же совсем расслабился и ни о чем не беспокоился - купил бутылку водки, выпил и крепко уснул. И я рванула на свободу. Несколько дворов бежала без оглядки, Алена спала в коляске. На безопасном расстоянии вызвала такси и умчалась к себе.

Но это не конец истории.

С момента возвращения Лены и Алены до ареста Крылова прошло 8 месяцев.

«ОН РЕШИЛ НАС С АЛЕНОЙ ВЗОРВАТЬ»

- Конечно, оказавшись дома, я тут же стала звонить следователям в СК, где все еще на доследственной проверке болталось наше дело, в прокуратуру, общественникам. Но ничего не происходило. Что творилось с ребенком, я не могу передать. По ночам она орала - кошмары, днем истерики, страхи. За полгода с отцом она разучилась сама есть, ходить в туалет, нормально разговаривать - вместо многих слов она мяукала, так как жила фактически с кошками. Полиция экспертизу то назначала, то отменяла. Мы все это время прятались, из дома не выходили. И никакого просвета - за два месяца даже уголовное дело против него не возбудили. От отчаяния я снова обратилась в СМИ. Но после их запроса в Следственный комитет Крылов как-то узнал наш адрес. Приехал, долбился ногами в дверь: «Ты совсем охренела! Какое еще ТВ! Решила меня прославить на всю страну?!» Пришлось бежать. Поехала в Новомосковск Тульской области. Но там Крылов нас опять нашел и поселился прямо в доме напротив. Я уже не верила ни в какое правосудие. Ни сил, ни денег на новые побеги у меня не было, я и так продала все. Просто решила: будь что будет... Так мы и жили друг напротив друга, пока у Крылова в голове что-то не щелкнуло и он не решил нас с Аленой взорвать. Пришел к нам в подъезд под дверь и, расстегнув куртку, показал, что там бомба с детонатором. Нас спасло то, что на крики среагировали соседи. И пока он им что-то отвечал, мы с Аленой забежали в квартиру и захлопнули дверь. Я думала, будет взрыв! Спряталась на балконе и уже оттуда набрала «112»: «Тут террорист со взрывчаткой».

Крылова взяли с поличным, бомбу (200 граммов в тротиловом эквиваленте) обезвредили. Дома у него нашли целую химическую лабораторию...

ПРИЗНАЛИ НЕВМЕНЯЕМЫМ

- В итоге в феврале 2016-го его арестовали и предъявили сразу несколько статей: насильственные действия сексуального характера в отношении малолетней (в том числе и тот первый эпизод, что уже год болтался в Подольском СК), угроза убийством, незаконное изготовление, хранение и ношение взрывчатых веществ и взрывного устройства... 9 месяцев шло следствие. По совокупности статей ему грозило около 20 лет. Но психолого-сексолого-психиатрическая экспертиза установила, что Крылов невменяемый. Его освободили от уголовной ответственности и в декабре 2016-го отправили на принудительное лечение в психиатрическую больницу в Тульской области. Еще и пенсию по инвалидности назначили - около 11 000 рублей в месяц.

Необходимость принудительного лечения в закрытом спецстационаре подтверждается в суде каждые полгода. Получается, каждые 6 месяцев появляется опасность, что суд сочтет его подлечившимся и отправит или в обычную больницу, или домой.

- Я тут же подала гражданский иск о лишении Крылова родительских прав, - продолжает Лена. - Новомосковский суд назначил выездное заседание в психбольнице. Он выглядел вполне вменяемым. Рассуждал здраво: «Если с матерью что-нибудь случится, кто будет заботиться о дочке? Я детдом своему ребенку не желаю». Опека Новомосковска оказалась на стороне отца-педофила: высказалась против лишения его прав. Прокуратура поддержала опеку... В итоге 23 ноября 2017 года я получила решение с отказом, мои доводы суд нашел несостоятельными. Этому человеку только ограничили родительские права, а еще он должен платить дочке алименты - около 2000 рублей в месяц. Более того, после выписки из психушки опека может разрешить ему контакты с ребенком, 75-я статья Семейного кодекса это предусматривает.

Лена подала апелляцию в Тульский областной суд. Но и там, похоже, ждать нечего. Опека та же, а помощник новомосковского прокурора в своем возражении уже попросил судейскую коллегию оставить все как есть: «...Исходя из интересов ребенка... апелляционная жалоба истца Зайцевой Е. С. как необоснованная удовлетворению не подлежит». Заключительное заседание назначено на 24 апреля. Там все и разрешится.

- Он уже пишет письма своей матери, что выйдет где-то года через полтора, так как по негласному правилу у них там в спецотделении для маньяков больше 3 лет не держат (1,5 года он уже отлежал). А потом еще 2 года в общем отделении - и он свободен. И очень просит, чтобы его мать уговорила меня привезти к нему на свидание Алену...

«КП» будет следить за развитием событий.

ОФИЦИАЛЬНО

Наталья ЗЫКОВА, уполномоченный по правам детей в Тульской области:

- Я знакома с этим делом вот уже 2 года, с того момента, когда мать впервые обратилась ко мне за помощью для защиты своего ребенка. Да, в суде первой инстанции Крылова только ограничили в родительских правах, но комментировать действия судей я не буду. У матери есть право обжаловать этот приговор. Что касается моей позиции, то я поддерживаю решение о лишении такого отца родительских прав, и свою позицию по этому вопросу я высказала.

Георгий Алпатов. Фото: youtube.com

СПРАВКА «КП»

Георгий Алпатов - бывший сотрудник МВД, а ныне профессиональный похититель детей (киднеппер). Но сам себя он называет «комиссаром» Межрегионального отцовского комитета.

За солидные суммы помогает многим отцам похищать своих отпрысков. Всю работу тщательно документирует видеозаписями, которые потом выкладывает в сеть в качестве рекламы своих услуг.

Привлечь к ответственности за такую деятельность нельзя. Алпатов помогает законным отцам забрать родных детей, а это уголовно ненаказуемо.

КОНКРЕТНО

Куда бежать от семейного насильника

- «Дом для мамы» - проект православной службы «Милосердие». Для женщин с детьми с возможностью проживания.

Помощь здесь оказывают безвозмездно, независимо от регистрации, национальности и вероисповедания.

Адрес: ул. Станиславского, д. 22, стр. 1. Тел.: +7 (495) 678-75-46,

8 (965) 262-98-78.

- Региональная общественная организация «Сестры» - телефон доверия 8-499-901-02-01.

КОММЕНТАРИИ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ

«Считают, что женщины врут»

Мария ДАВТЯН, адвокат, руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО:

- В этом деле отслеживается отношение всех государственных структур к пострадавшим от домашнего насилия. Изначально правоохранительные органы отказываются реагировать. У нас почему-то принято считать, что женщины врут и таким образом решают какие-то свои личные проблемы. Но когда случается трагедия, система по инерции продолжает считать это не закономерным исходом событий, а случайностью. Так рождается ощущение полной безнаказанности у агрессоров.

«Браслеты никто не использует»

Анастасия КОВАЛЕВА, член Общественного совета уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка:

- Что делать с педофилами, освобождаемыми из колонии, - проблема, которая толком не решена ни в одной стране. Где-то отсидевшим за педофилию надевают браслеты, отслеживающие перемещение. Устанавливают тотальный контроль, запрещают приближаться к детским учреждениям, пользоваться интернетом. У нас в РФ тоже есть административный контроль над такими гражданами - они отмечаются регулярно у участковых, с ними ведут профилактические беседы. И ношение этих специальных браслетов тоже прописано в нормативных актах. Но по факту никто их не использует - слишком дорого.

comments powered by HyperComments

Интересное









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg